На главную
РќРћР’РћР•:
"Забота о здоровье авиапассажиров в тридевятом царстве" Статья - презентация Юрия Машкова (Публикуется с разрешения автора) >>>
На главную
НовостиИнформацияМедиагалереяСсылкиПользователю

Е.Л.Залесская, Г.А.Черемухин "ИНЖЕНЕР БОЖЬЕЙ МИЛОСТЬЮ"
Версия для печати Версия для печати

  • К ЧИТАТЕЛЮ
  • ОТ АВТОРОВ
  • ВЫДАЮЩИЙСЯ ИНЖЕНЕР
  • ВОЕННЫЙ ЛЕТЧИК (новый вариант главы, публикуется впервые)
  • ВОЕННЫЙ ЛЕТЧИК ("книжный вариант")
  • В ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ ЦАГОВЦЕВ
  • КОНСТРУКТОР И СТРОИТЕЛЬ
  • КОНСТРУКТОР И ИСПЫТАТЕЛЬ
  • 20 ЛЕТ В ОКБ ТУПОЛЕВА
  • ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ. УЧИТЕЛЬ
  • ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ

  • ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ. УЧИТЕЛЬ

    Черемухин-преподаватель - это еще одна сторона его разносторонней деятельности. Педагогический талант Алексей Михайлович явно унаследовал от своих предков. Как мы уже знаем, его дед и бабушка со стороны отца, его отец и мать были педагогами.
    В дополнение к педагогическому дарованию передавать свои знания, опыт, приобретенные навыки другим было для Алексея Михайловича жизненно необходимой потребностью. Он обладал исключительной способностью донести до слушателей свои знания в доступной и понятной форме.
    Впервые педагогические способности проявились у него еще в гимназии. Его однокашник и приятель А.А.Смирнов вспоминал: "Мы все и по всем предметам обращались к Леле с тем, что было непонятно, и всегда в доброжелательной форме получали понятное нам объяснение".
    Способность к преподаванию проявилась и на войне, когда он, офицер русской армии, сам, в совершенстве освоив не один самолет, начал обучать полетам других.
    Как "…прекрасный боевой летчик, имеющий уже некоторую практику по обучению полетам" - военное начальство так оценило способности прапорщика - он был направлен в Севастопольскую авиационную школу на должность инструктора, правда, только на зимний период, т.е. на время, когда сокращалась деятельность авиации на фронте. События октября изменили планы и начальства, и самого инструктора… Однако преподавательская деятельность Черемухина продолжалась…
    Во все времена одним из методов, широко используемых Алексеем Михайловичем для объяснения непонятного, было такое построение ответа, когда задавший вопрос должен был сам искать ответ на свой вопрос. Найдя ответ, он запоминал его на всю жизнь.
    В одной из ранних автобиографий в 1923 г. Черемухин писал о начале своей педагогической деятельности: "За период с 1919 г. по 1922 год состоял преподавателем в Школе авиационных техников-механиков (Авиатехникум - Авт.), руководил работами в аэродинамической лаборатории, читал курс начертательной геометрии в Первом Московском строительном техникуме, читал курс сопротивления материалов на Высших инструкторских курсах НКПС, вел занятия в аэродинамической лаборатории со студентами Института инженеров Красного Воздушного Флота им. Н.Е.Жуковского".
    Нетрудно предположить, что в 1919 г. Алексей Михайлович делился с молодежью опытом, приобретенным несколько лет тому назад на теоретических курсах авиации здесь, в лаборатории МВТУ.
    Кстати, в последствии в своих документах в графе "образовательный ценз" Алексей Михайлович неизменно указывал эти четырехмесячные теоретические курсы. Знания, полученные тогда, были, видимо, глубокими и серьезными настолько, что спустя годы давали возможность передавать их другим. Кроме того, достоянием его слушателей сразу становились результаты исследований, проводимых им, сотрудником ЭАО ЦАГИ, в аэродинамической лаборатории.
    В 1922 году институт инженеров Красного Воздушного Флота был преобразован в Военно-Воздушную Академию им.профессора Н.Е.Жуковского, в которой Черемухин вел занятия уже не только в аэродинамической лаборатории. 25 сентября 1925г. на заседании коллегии ЦАГИ постановили: "рекомендовать А.М.Черемухина, К.А.Ушакова и Г.М.Мусинянца на преподавательскую работу в Академию Воздушного флота при условии, чтобы отрыв от занятий в ЦАГИ был не более одного дня в неделю".
    В ВВА Алексей Михайлович, читает курс "расчет самолета на прочность", а также ведет дипломное проектирование.
    Его слушателями на инженерном факультете академии в разные годы были такие известные сотрудники ЦАГИ, Научно-технического комитета (НТК) ВВС, Авиатреста, как А.Ю.Рогов и В.С.Войтов, впоследствии работавшие в моторном отделе ОКБ Туполева; Н.И.Харламов, зам.начальника НК УВВС, потом, 30-е годы начальник ЦАГИ, С.В.Ильюшин, в то время председатель 1-ой секции НТК ВВС, впоследствии выдающийся авиаконструктор, А.Э.Стерлин - руководитель отдела ЭАО ЦАГИ в 30-е годы, впоследствии - аэродинамического отдела ОКБ А.Н.Туполева и многие другие.
    Начало 20-х годов - это время, когда желающих учиться было много, а преподавателей-профессионалов не хватало --многие в годы гражданской войны уехали из России. Преподавателями институтов становились наиболее способные студенты и молодые инженеры. В зачетной книжке Черемухина подписи Туполева, Красовского и других сотрудников ЦАГИ, самих недавних студентов.
    Сам Алексей Михайлович к 1923 году (год окончания МВТУ), имел уже 4-х летний стаж преподавательской работы. К этому времени, еще до получения диплома инженера-механика, окончательно определилось направление его педагогической деятельности - строительная механика и расчет самолета на прочность. В 1923 г. он провел ассистентом у профессора В.П.Ветчинкина упражнения по курсу "Прочность самолета", а с 1924 года начал самостоятельное чтение этого курса на Аэромеханическом отделении МВТУ, который читал там до 1929 г. К началу занятий им был уже подготовлен "Конспект упражнений" по этому курсу, изданный ОТО ЦАГИ в 1924 г. В предисловии сказано: "Автор … надеется, что этот, хотя и краткий, конспект принесет некоторое облегчение в работе его товарищей по МВТУ".
    Как мы знаем, в эти годы Черемухин в ЦАГИ уже вел работы, связанные с созданием самолетов. Преподавательская работа, подготовка к лекциям и практическим занятиям становятся для него на многие годы той деятельностью, которая формировала его высокий научный потенциал в области строительной механики и расчета самолета на прочность.
    В 1927 году в связи с реорганизацией Высшей школы А.М.Черемухин вместе с академиком Б.Н. Юрьевым принимал активное участие в пересмотре и составлении учебных планов по разделу самолетостроение. В марте 1930 года, когда Аэромеханическое отделение МВТУ стало самостоятельным ВУЗом - Высшим Аэромеханическим Училищем (ВАМУ), а с осени 1930 года было преобразовано в Московский авиационный институт (МАИ), Черемухин продолжал читать курс лекций по расчету самолета на прочность.
    Так, вместе с В.П.Ветчинкиным, Б.Н.Юрьевым, А.Н.Журавченко и другими цаговцами, Черемухин был в числе первых преподавателей МАИ. Вскоре из курса "Расчет самолета на прочность" был выделен в отдельный курс "Строительная механика самолета", который также читал Черемухин.
    Возросшее для самолетостроения значение науки о прочности стало основанием для создания кафедры "Строительная механика и расчет самолета на прочность". В 1933 г. С.А.Чаплыгин, рекомендуя А.М.Черемухина на должность заведующего новой кафедрой МАИ писал: "...Из обозрения его работ педагогического характера видно, как широк и разнообразен опыт Алексея Михайловича в этой сфере, ..." и далее: "Я вполне уверен, что он будет на должной высоте в качестве руководителя студенчества". В марте 1933 г. А.М. Черемухин назначается заведующим, организованной им кафедры МАИ "Строительная механика и расчет самолета на прочность".
    В 1932 г. в связи с большой загрузкой в МАИ А.М.Черемухин прекращает свою работу в ВВА им. Н.Е.Жуковского. За время работы в академии Алексей Михайлович успел написать и выпустить в 1929 и 1930 гг. в издательстве Военно-воздушной академии две части курса "Расчет самолетов на прочность". Это был единственный курс расчета на прочность, изданный при его жизни.
    В 1934 г. Алексей Михайлович был утвержден Высшей Аттестационной комиссией в звании профессора по строительной механике и расчету самолета на прочность. Отсутствие учебников и учебных пособий по читаемым им курсам приводит Черемухина к мысли о том, чтобы создать эти учебники самому. В 1934 году он приступает к этой работе. В 1937 г. в издательстве ОНТИ был выпущен, написанный А.М.Черемухиным в соавторстве с Г.Д.Абрамовым и утвержденный в 1935 г. Комитетом по Высшей школе в качестве учебника для авиационных вузов "Курс Строительной механики для самолетостроительных вузов". Он содержал основные положения теории плоских и пространственных ферм, рам и комбинированных систем. В курсе подробно излагались вопросы структуры и методы расчета усилий и деформаций. Курс сопровождался рядом задач по самолетной тематике. Вторая часть курса, касающаяся сложных статически неопределимых систем, была задумана, но не была написана из-за ареста Алексея Михайловича.
    О своем методе преподавания Алексей Михайлович писал: "В основе работы с молодежью было желание привить охоту к отчетливому пониманию того, что они делают, дать необходимые методы и навыки, научить самих проверять и защищать свои выводы", и еще: "Без умения представлять себе физическую сущность того или иного явления, без развитого пространственного представления, без готовых навыков и известного чутья, позволяющих понять, как работает конструкция самолета, нельзя сознательно проектировать самолет".
    Обучение "сознательному проектированию" начиналось с лекций и научной работы со студентами и продолжалось в процессе конструирования самолетов, в повседневной работе с конструкторами, расчетчиками и экспериментаторами. Н.Н.Корчемкин, учившийся у Алексея Михайловича и впоследствии работавший с ним над решением многих проблем по прочности в ЦАГИ и ОКБ, вспоминая об учебе в МАИ 1932-37 гг. говорил: "Упражнения, практические занятия А.М.Черемухина были, пожалуй, лучшими за это время. Было замечено, что многие студенты того времени только после занятий с Алексеем Михайловичем (на 4-м курсе) начинали понимать, что такое статически неопределимые системы". "Как правило, объясняя нам работу той или иной конструкции, - вспоминает начальник бригады В.Т.Жвакин, - Алексей Михайлович как-то быстро создавал (конструировал) модель, на которой наглядно демонстрировал работу конструкции или узла крепления".
    Умение хорошо рисовать позволяло ему прямо на доске наглядно показывать слушателям, как можно преобразовать сложную конструкцию (сконструировать модель) в статически определимую расчетную схему, позволяющую понять, как он говорил, "игру сил" и найти действующие силы методами механики.
    Рисунки, задачи и сами лекции А.М.Черемухина не были импровизацией или точным повторением ранее прочитанной лекции. К каждой из них он специально готовился, продумывал, в том числе взятую для примера конструкцию, ее схематизацию и рисунок. Сохранились, например, подготовленные для лекций (докладов) им самим рисованные на стекле или на кальке (заключенные между двумя стеклами) диапозитивы. Часто его лекции "… иллюстрировались плакатами, выполненными, как правило, им самим, - вспоминал А.П.Ганнушкин. - Красочные, они прекрасно дополняли его лекции, давали слушателям наглядное представление о предмете лекции, способствовали наилучшему восприятию материала".
    Уделяя большое внимание наглядности изложения, он еще в 20-ые годы пришел к идее создания учебных моделей, демонстрирующих основные положения строительной механики и силовой работы конструкции и используя их в процессе обучения.
    Модели - наглядные пособия - особый вид моделирования. Создавать их Алексей Михайлович начал, считая, что реальная, физически ощутимая вещь убедительнее, чем схемы и рисунки. На специально сконструированной модели можно утрируя (в разумных пределах) сделать демонстрируемое явление более доходчивым.
    "В ряде случаев такая модель позволяет наглядно увидеть то, что невозможно увидеть на реальной конструкции из-за ее неизбежной сложности и отличия от принятой схемы". Работа по созданию моделей продолжалась практически всю жизнь. В результате было создано 50 моделей, иллюстрирующих большинство положений строительной механики и облегчающих понимание основных закономерностей. Практически все модели были спроектированы Алексеем Михайловичем. Некоторые из них он изготовил сам.
    Первую серию моделей собирал упомянутый уже А.П.Максимов. Детали моделей делались в мастерских ЦАГИ, а позже - в мастерских лаборатории статиспытаний при кафедре в МАИ.
    В 1947 г. Алексей Михайлович писал о работе по созданию моделей: "Эта работа, начатая в 1927 г. в кружке АКНЕЖ МВТУ, в настоящее время получила более широкое развитие в сторону создания специальных демонстративных учебных установок по статике и динамике, с успехом используемых в МАИ при прохождении курсов кафедры "Прочность самолетов".
    В 1946-1948 годы Алексей Михайлович продолжал работу по созданию учебных моделей. "В частности, - вспоминал А.П.Ганнушкин, - им создается серия моделей тонкостенных авиационных конструкций, демонстрирующих их работу на изгиб и кручение при наличии тонкой стенки, воспринимающей растягивающие и касательные напряжения.
    Первые модели были созданы из подручных очень простых строительных материалов таких, как деревянная рейка и тонкий целлулоид. В эти же годы были созданы очень интересные модели сложных стержневых систем с прокладками и шарнирами, а также серия чрезвычайно простых и наглядных моделей, иллюстрирующих эффект стеснения при изгибе и кручении элементарных авиационных конструкций. С помощью этих моделей Алексею Михайловичу удавалось демонстрировать своим слушателям самые сложные явления, возникающие в процессе нагружения конструкции внешними силами.
    Несколько поколений авиационных инженеров, которые были учениками Черемухина, учились на учебных моделях, созданных Черемухиным. И сегодня, когда те, кто окончил МАИ десятки лет тому назад, вспоминают, с каким искусством и мастерством были сделаны Алексеем Михайловичем эти модели, как много дали они для понимания основных законов механики, можно только сожалеть, что созданные Черемухиным модели не были использованы в должной мере в дальнейшей работе на кафедре и не нашли широкого распространения в других авиационных вузах нашей страны".
    Действительно, модели широко использовались для учебного процесса практически только Черемухиным. Чтобы сделать положения строительной механики более доступными для понимания широкому кругу учащихся, а преподаватели смогли применять его метод обучения с использованием моделей Черемухина, решил выпустить в 1946 г. учебное пособие "Основы строительной механики самолета на моделях". Эта работа, явившаяся результатом многолетнего труда была задумана как составная часть монографии о расчете самолета на прочность и в 1947 г. была подготовлена к печати.
    Модель
    Модель, демонстрирующая деформации вариантов конструкций стреловидных крыльев
    Высокую оценку этой работе А.М.Черемухина дал заместитель начальника ЦАГИ А.А.Дубровин, в недавнем прошлом ученик Черемухина. Назвав в своем отзыве эту работу "блестящим достижением педагогического таланта", он, в частности, сказал: "Основную ценность работы составляет описание моделей строительных систем, которые позволяют со всей убедительностью непосредственной наглядности изучать работу элементов этих систем" и еще" Такой оригинальной и свежей трактовки ряда вопросов строительной механики… нельзя найти ни в одном классическом курсе". Из-за катострофического недостатка времени, до предела заполненного решением производственных задач, вся работа не была написана. "Основы" увидели свет лишь в 1969 году, когда вышли "Избранные труды" А.М.Черемухина.
    С самого начала работы на кафедре организацию учебного процесса Черемухин успешно сочетал с выполнением научно-практических задач по заказам промышленности. Черемухин придавал огромное значение развитию прикладной науки о прочности самолетов, понимая, что плодотворно развиваться эта наука может только в процессе решения этих задач. С этой целью в 1934 году по его инициативе при кафедре прочности в МАИ начала создаваться лаборатория статических испытаний конструкций самолета (ЛИКС). В ней существенно расширился объем научно-практических работ преподавателей и студентов. И эта работа А.М.Черемухина была прервана в ноябре 1937 г., когда его уволили из МАИ незадолго до ареста.
    Благодаря интересу, проявленному к начатым в лаборатории работам по настоянию нескольких Опытных конструкторских бюро Министерства авиационной промышленности ЛИКС была построена и во время Великой Отечественной войны там уже проходили статические испытания планеров самолетов истребителей конструкторских бюро А.И.Микояна, А.С.Яковлева, С.А.Лавочкина и др. Черемухин, вновь приступивший к обязанностям заведующего кафедрой прочности МАИ с осени 1943 г. продолжал активно развивать научно-практические работы преподавателей и студентов в ЛИКСе и на кафедре.
    Результаты почти всех работ были доложены на конференциях в ЦАГИ или МАИ. Например, доклад на тему "Влияние производственных дефектов на прочность авиационных конструкций" был сделан А.М.Черемухиным на конференции МАИ в 1944 г. "Внимание участников конференции, - вспоминает С.Д.Агавельян, - было обращено на исследования, проводимые в ЛИКСе МАИ по самолетам Як-7 и Як-9. Эти работы были связаны с тем, что в годы войны истребителей "Як" было в строю на фронте десятки тысяч. Массовые дефекты выводили их из строя. Такие дефекты, как "непроклей", о которых упоминалось в докладе, приводили к отрыву в полете фанерной обшивки крыла. Алексей Михайлович в это время принял участие в работе комиссии по выявлению причин дефектов. Комплексный анализ конструктивных и производственных дефектов, проведенный под руководством и при непосредственном участии Алексея Михайловича Черемухина, привел к серьезным доработкам конструкции планера самолетов Як. В 1945 г. на фронте к ним уже не было претензий".
    В течение 1945 г. по договорам с ЦАГИ, на кафедре проводились работы, в результатах которых были заинтересованы как заказчик - ЦАГИ, так и проектирующие самолеты конструкторские бюро. В феврале 1946 г. на совещании, обсуждавшем результаты выполнения работ по договорам, присутствовали такие крупнейшие специалисты ЦАГИ, как А.А.Дубровин, заместитель начальника ЦАГИ, М.В.Келдыш, профессор, впоследствии Президент Академии Наук СССР, А.И.Макаревский, профессор, впоследствии начальник ЦАГИ, выдающийся прочнист В.Н.Беляев. Сообщения по всем обсуждавшимся на совещании работам делал А.М.Черемухин - от МАИ он был ответственным представителем, заключавшим договора, он был и научным руководителем всех работ. Одна из них "Исследование осевых сил и жесткости при кручении кессонных конструкций с тонкой и толстой обшивкой" в процессе обсуждения была оценена как " представляющая интерес как с научной, так и с практической инженерной стороны". Проведенная кафедрой работа "Влияние многократных нагрузок на прочность конструкции самолетов" была также признана "очень полезной и интересной, которая найдет применение при определении срока эксплуатации исследуемых частей самолета". Работа " Влияние производственных факторов на прочность авиационных конструкций", начатая задолго до заключения договора, была значительно расширена и включала такие работы, как: "Влияние некоторых дефектов клепки на прочность дюралевой обшивки крыла", "Влияние местных подмятий стенки на прочность труб при продольном изгибе", "Влияние производственных дефектов на прочность литых деталей самолета" и другие. По этой работе высокая комиссия отмечала: "Предлагаемую МАИ тематику работы признать заслуживающей интерес и ЦАГИ удовлетворяющей. Внесенные МАИ изменения и дополнения в договор признать целесообразными".
    На кафедре проводилась и еще одна работа: "Расчет на прочность иностранных самолетов". Работа эта состояла в поиске материалов, обмере самолетов, определении внешних нагрузок и расчете на прочность нескольких сечений крыла, фюзеляжа, оперения, шасси таких самолетов, как: Хенкель Не-162, Мессершмитт Ме-163, Дуглас А-20, Боинг В-17, Норд-Америкен В-24 и Боинг В-29. Для связи с МАИ по этой работе от ЦАГИ был направлен А.И.Макаревский.
    В ЛИКСе проходили статические испытания и планеров первых истребителей с воздушно-реактивными двигателями, например, П-250 ОКБ Микояна и Гуревича. В ЛИКСе проводились и многие студенческие работы по исследованию самолетных конструкций, например, оригинальная работа 1946 - 1947 гг. студента А.П.Ганнушкина по исследованию "геодезической" конструкции фюзеляжа, примененной на английском бомбардировщике Авро "Велингтон", работа Ю.Е.Ильенко и других студентов, членов Авиационного научно-технического общества студентов (АНТОС) МАИ. Это общество было создано в МАИ в 1945 году, и Алексей Михайлович был одним из его организаторов.
    Ученым Советом института он был утвержден Председателем Совета АНТОСа. Его билет члена АНТОСа под номером один хранится в фонде музея Н.Е.Жуковского. Направляя и организуя научную работу студентов, он всячески помогал им, как всегда, поощряя их инициативу.
    Ежегодно начиная с 1946 г. проводились научно-технические конференции студенческого общества, организацию и проведение которых Алексей Михайлович брал на себя. Открывал конференцию, как правило, его вступительный доклад, завершалась конференция его выступлением, подводившим итоги. Многие годы после того, как он ушел из МАИ, на научных конференциях АНТОСа неизменно вспоминали добрым словом первого председателя - профессора Черемухина. После АНТОСа и в других вузах возникли студенческие научно-технические общества, - все они были созданы по примеру общества, основанного Черемухиным.
    В 1947 г. по его инициативе прошла первая Московская городская студенческая конференция научно-технических обществ технических вузов Москвы. И на этой конференции с вступительным словом выступил Черемухин. С докладами выступали студенты МАИ, его бывшие ученики, многие из которых стали ведущими работниками авиационной промышленности.
    О том, как работал Алексей Михайлович на кафедре, вспоминал его ученик и сотрудник кафедры А. П. Ганнушкин, впоследствии руководитель отдела ОКБ Туполева, ранее возглавляемого Черемухиным: "Работая в основном в конструкторском бюро, Алексей Михайлович один-два дня в неделю проводил на кафедре.
    В эти дни он устраивал заседания кафедры, встречи с преподавателями и аспирантами, лекции, практические лабораторные занятия, непременные встречи с инженерными работниками кафедры, которые вели научно-исследовательскую работу.
    Обычно он появлялся на кафедре одним из первых где-то около 8 часов утра, задолго до того, как начинался рабочий день и учебные занятия. Он обходил лабораторию, осматривал экспериментальные установки, а в 9 часов направлялся на лекции. После лекции он обычно встречался со студентами, принимал задания, давал консультации.
    День Алексея Михайловича был загружен до предела. Маленький его кабинет на кафедре был всегда полон народу - там всегда были инженеры, студенты, которые приходили получить совет, а часто просто послушать, о чем он говорит с другими.
    На моей памяти Алексей Михайлович никогда не вел пустых, так называемых салонных разговоров о погоде, охоте, рыбной ловле и т. п. Алексей Михайлович успевал в эти дни недели решить колоссальное количество вопросов - он принимал задания, готовил новые, обсуждал планы научно-исследовательских работ, которые в чрезвычайно широком объеме проводились на кафедре по заказам различных организаций авиационной промышленности и научно-исследовательских институтов. В послеобеденное время происходили заседания кафедры и обсуждения бесконечного количества текущих вопросов, которые неизменно возникали в процессе работы.
    День Черемухина в МАИ редко оканчивался раньше 8 - 9 часов вечера, потому что после окончания рабочего дня ИТР лаборатории он вновь встречался со студентами и преподавателями, давал консультации, отвечал на бесчисленные вопросы своих учеников и сослуживцев.
    Лаборатория кафедры прочности, когда там работал Черемухин, была оснащена самыми современными, самыми совершенными экспериментальными установками. На кафедре по его замыслу и по его эскизам были изготовлены иллюстративные плакаты, которые позволяли студентам получать наглядное представление о конструкции, принципе работы и электрических схемах многих из образцов новейшей измерительной аппаратуры, применяемой в экспериментах.
    По инициативе Черемухина в лаборатории были созданы установки для демонстрации шимми (особого вида вибрации) носового колеса самолета и флаттера. В маленькой аэродинамической трубе, умещавшейся на письменном столе, на упруго-подобной модели самолета демонстрировались явления флаттера крыла и горизонтального оперения".
    Коллектив ЛИКС - ученики и соратники Черемухина во главе с начальником лаборатории Г.В.Никоновым способствовали успешному выполнению научно-исследовательских работ и созданию экспериментального оборудования.
    Без малого пятнадцать лет читал лекции, руководил работой кафедры МАИ профессор Черемухин. Учебный 1947 год начался, как всегда. Перед началом занятий 21 августа 1947 г. приказом по Главному управлению авиационных вузов Министерства высшего образования А. М. Черемухин вновь был утвержден в должности заведующего кафедрой "Прочность самолетов" МАИ.
    Однако не прошло и года, как он был вынужден оставить эту работу. В конце сороковых годов была затеяна совершенно необоснованная борьба с преподавателями, работавшими по совместительству. Некоторые "специалисты" считали, что работник промышленности не должен работать одновременно в вузе. Перед Черемухиным был поставлен вопрос о переходе его на полную штатную должность института. Это означало, что он должен был оставить работу в КБ. В заявлении, поданном им в июле 1948 г. на имя директора института, Черемухин был вынужден просить "ОСВОБОДИТЬ ЕГО ОТ ДОЛЖНОСТИ ЗАВЕДУЮЩЕГО КАФЕДРОЙ", аргументируя тем, что "БУДУЧИ ЗАНЯТ НА ОСНОВНОЙ РАБОТЕ В АВИАПРОМЫШЛЕННОСТИ НЕ МОЖЕТ ПЕРЕЙТИ НА ПОЛНУЮ ШТАТНУЮ ДОЛЖНОСТЬ". Алексей Михайлович, однако, надеялся, что получит хотя бы должность преподавателя: "ОСТАВИВ, ЕСЛИ ВЫ НАЙДЕТЕ ЖЕЛАТЕЛЬНЫМ, НА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ", - заканчивал он свое заявление. Как известно, в этой просьбе ему было отказано, и новый учебный год в МАИ начался без Черемухина.
    Прошло уже около пятидесяти лет с тех пор, но многие, кто слушал лекции Черемухина, помнят и сегодня их неординарность, помнят и радость общения с профессором. Один из учеников Черемухина А.И.Топаз вспоминает: "Некоторые лекции Алексея Михайловича благодаря образности, доходчивости запомнились на всю жизнь. Одна из них, еще на 4-м курсе, была посвящена усталостной прочности и начиналась так: "Вот в войну делали Ту-2. Был там носовой кок, весил примерно 2 кг. Закрепили мы его на четырех восьмимиллиметровых болтах. После гонки двигателя кок сорвало. Поставили шесть болтов, потом десять - машина из полета пришла без кока. Мы не совсем ясно представляли себе влияние знакопеременных нагрузок в этой зоне". Только после такого самокритического вступления Алексей Михайлович приступал к изложению темы усталостной прочности".
    И еще одно выступление Алексея Михайловича Черемухина запомнилось А.И.Топазу на всю жизнь: "В 1949 г., когда кончали институт, на заседании комитета по организации выпускного вечера при обсуждении кандидатур гостей, приглашаемых на вечер, первыми были названы Туполев и Черемухин. Когда партийный руководитель узнал, что хотят пригласить на вечер Черемухина, последовал его ультиматум: "Или не будет Черемухина, или не будет вечера..." Приглашение Алексею Михайловичу послано не было. Никто из нас не знал, что Алексея Михайловича "ушли" из института год назад. Потом мы узнали, что одного из руководителей партийной организации беспартийный Черемухин, в силу независимости своего характера, "оценил" соответственно".
    Об этой "оценке" хорошо помнил В.И.Нижегородов, тогда кандидат в члены КПСС: "Некто С. из партруководителей хотел стать профессором на кафедре, руководимой Алексеем Михайловичем, мнение которого на этот счет не совпадало с желанием С. На партийном собрании, однако, обсуждали не этот вопрос - решали, можно ли допускать обучению студентов совместителей, да еще беспартийных, коим был Черемухин и многие другие".
    Еще один ученик Алексея Михайловича главный конструктор В.А.Андреев добавляет: "Секретарю парторганизации и таким, как он, было не по душе иметь на кафедре такую выдающуюся личность, как Черемухин, - независимого, демократичного, авторитетного и популярного среди студентов. Теми же партруководителями несколько позже было организовано увольнение нескольких преподавателей, в том числе проректора В.Ф.Юргенса и других, с исключением из партии, обвинениями в космополитизме и прочими принятыми тогда "мерами". Такое было время".
    Но вернемся к выпускному вечеру. А.И.Топаз продолжает: "Настал день выпускного вечера 24 апреля 1949 г. Мы, группа организаторов, вместе с партийными руководителями встречали гостей. Машина А.Н.Туполева подъехала прямо к подъезду. К великой нашей радости, из машины вышел А.М.Черемухин, затем Андрей Николаевич вместе с женой Юлией Николаевной. У партийного руководителя института лицо перекошено. Мы же своей радости не скрывали. Спустя годы думаю, - продолжает Топаз, - что Андрей Николаевич не обсуждал для себя вопроса "быть или не быть" - ехать или не ехать с Черемухиным. Для Туполева выпуск новых специалистов без одного из любимых профессоров не представлялся возможным. … После второго или третьего тоста бокал поднял Алексей Михайлович. Его тост запомнился на всю жизнь. Тогда он прозвучал, как выстрел, особенно если учесть, что начальство даже не хотело его приглашать. Алексей Михайлович сказал: - Дорогие коллеги. Вы окончили институт. Теперь вы будете работать. Известно, что вас распределили в разные организации. Но распределение - это элемент насилия. Я понимаю, что без насилия в наше время ничего не делается. Но я желаю каждому работать там, где он хочет".
    Вспомним, что шел 1949 г. Как же был смел и независим все еще не реабилитированный Черемухин, чтобы сказать такие слова.
    Группа студентов, окончивших МАИ в 1952 г. и уже не слушавших лекции Черемухина, по распределению была направлена в его отдел в ОКБ Туполева. "При первой встрече, - вспоминал Нижегородов, - с нами состоялся такой разговор:
    - Ну что? - спрашивает Черемухин. - Что знаете?
    - Да мы теоретические вопросы все знаем, нам бы практических знаний!
    - Вот черт, - заметил Алексей Михайлович, - а я уже тридцать пять лет работаю и ни хрена не знаю.
    Тогда мы решили - бравада, однако по прошествии многих лет работы убедились, что и сами можем так сказать".
    В 1948 г. с целью повышения уровня знаний руководящих работников МАП была организована Академия авиационной промышленности (ААП).
    В июне заместитель министра авиационной промышленности СССР П.В.Дементьев направил заслуженному деятелю науки и техники, профессору, доктору технических наук А. М. Черемухину письмо с просьбой "прочитать курс лекций по разделу "Расчет на прочность летательных аппаратов" в 1948 - 49 учебном году на самолетостроительном факультете Академии". С первого же семестра он начал читать этот курс. Таким образом, у Черемухина после увольнения из МАИ практически не было перерыва в педагогической работе. В скором времени он назначается заведующим кафедрой "Конструкция и расчет на прочность летательных аппаратов".
    До середины 1957 г. пока существовала Академия, Черемухин был руководителем этой кафедры. Так же, как в МАИ, создал уникальную лабораторную базу. В организации этой лаборатории ему очень помог его ученик Василий Иванович Мосолов.
    Для самолетостроителей разных КБ 1949 г. Черемухин организовал при Академии "Курсы повышения квалификации конструкторов-расчетчиков прочности. Около десяти лет он был руководителем этих курсов, он же проводил занятия. Курсы просуществовали до 1958 года пока их вел Черемухин.
    Преподавательская работа в МАИ или академии все же составляла лишь небольшую часть той работы, которую Черемухин вел в области технического просвещения. Где бы он ни работал в ЦАГИ или в КБ он систематически проводил занятия с сотрудниками отдела, где работал, или организовывал курсы по повышению уровня технических знаний для специалистов других отделов и подразделений, как по прочности самолета, так и в других областях знаний.
    В 1938 г. даже в камере Бутырской тюрьмы он нашел тему для занятий: тех, кто сидел вместе с ним в камере, он день за днем знакомил с устройством автомобиля, использую в качестве наглядных пособий модели автомобильных деталей, сделанные им из хлебного мякиша. Работая в ЦКБ-29 НКВД, Черемухин, заключенный, вел занятия как с заключенными, так и с вольнонаемными сотрудниками КБ, многие из которых небыли самолетостроителями.
    Не прерывались занятия и в Омске после освобождения. В Москве после возвращения из эвакуации занятия возобновились. К прочнистам и конструкторам, слушавшим лекции Черемухина, присоединились инженеры других специальностей.
    Темой его систематических занятий оставались "Расчет самолета на прочность" и "Конструкция самолета". Алексей Михайлович предложил В.И.Нижегородову, одному из тех, кто слушал его лекции в КБ, систематизировать записанный лекционный материал с целью его опубликования. Работа затянулась и увидела свет лишь в 1969 г., когда были изданы "Избранные труды" А.М.Черемухина. К сожалению, эта публикация не является полным курсом лекций, прочитанных в КБ. Она обрывается на разделе "Определение усилий и моментов в комбинированных статически определимых системах".
    "Никто в ОКБ, - вспоминал Нижегородов, - не уделял столько внимания технической учебе, техническому просвещению, как Черемухин. Наряду с лекциями, которые он сам читал, Черемухин приглашал преподавателей из МГУ и других институтов. Так, им были организованы в КБ лекции по высшей математике, их читали известные математики. Кстати, на этих занятиях Черемухин был не только внимательным слушателем (он не пропустил ни одного занятия); интересно было наблюдать, как он умело режиссировал процесс обучения - задавая лектору вопросы, он направлял ход самой лекции так, как ему представлялось целесообразным".
    Значительную часть научной, педагогической и просветительской работы Черемухина составляют написанные им самим статьи, учебники и учебные пособия, а также работа по оппонированию диссертаций и рецензированию книг и статей по вопросам строительной механики и прочности летательных аппаратов.
    В 1923-25 годах им были написаны ряд статей по вопросам авиации, геликоптеро- и автожиростроения в Техническую энциклопедию и первое издание Большой Советской энциклопедии под общей редакцией О.Ю.Шмидта. В разные годы он редактировал учебники, учебные пособия и монографии С.Н.Кана, И.А.Свердлова, Я.Г.Пановко, А.Ю.Ромашевского и многих других авторов.
    В 1945 года Алексей Михайлович начал сотрудничать с издательством Оборонгиз, а с февраля 1948 года в соответствии с Приказом Министра авиационной промышленности он был утвержден членом редакционного совета этого издательства. Мнение Черемухина о целесообразности того или иного издания или публикации было одним из решающих. Еще не будучи членом Совета он получил из Оборонгиза письмо с просьбой "сообщить мнение о целесообразности издания русского перевода книги Ф.Шенли". Как мы знаем, эта книга "Основы силового расчета конструкции" была выпущена издательством Оборонгиз в 1948 году. Русский перевод книги, сделанный работниками отдела прочности ОКБ Туполева - П.М.Гехтом и Е.И.Савковым, редактировал Черемухин. Помимо редактирования, Алексей Михайлович перевел в единую метрическую систему все размеры и в тексте, и во всех решенных им задачах, приведенных в книге.
    Когда в 1947 г. на страницах журнала "Заводская лаборатория" развернулась дискуссия по вопросу оценки и интерпретации результатов механических испытаний, академик И.П.Бардин, бывший тогда ответственным редактором журнала, обратился к Черемухину с просьбой принять участие в дискуссии, предложив перечень вопросов. Черемухин на четырех страницах убористого машинописного текста дал ответы на все интересовавшие журнал вопросы, приведя примеры из опыта своей исследовательской и конструкторской работы.
    В марте 1954 г. главный редактор реферативного журнала "Механика" обратился к Черемухину с просьбой "принять участие в редактировании журнала".
    На отзыв к Черемухину присылались научные работы, кандидатские и докторские диссертации из Москвы и Киева, Ленинграда и Харькова, Днепропетровска и многих других городов страны. Он был официальным оппонентом по диссертации М.Л.Миля, представленной на соискание ученой степени доктора технических наук, и многих других ученых и работников авиационной промышленности. Работая с диссертациями, он "доводил" их работы до той степени совершенства, которая позволяла ему выступить с положительной оценкой.
    За 35 лет педагогической деятельности Черемухина его учениками стали более тысячи инженеров авиационной и оборонной промышленности, ВВФ и гражданского воздушного флота, в их числе, кроме упомянутых ранее, впоследствии такие известные в авиационной промышленности как заместители министра А.А.Кобзарев и А.А.Белянский, генеральные конструкторы С.А.Лавочкин, М.Л.Миль, А.С.Яковлев, А.А.Туполев, главные конструкторы М.К.Янгель, И.П.Братухин, академик А.И.Макаревский, доктора наук И.В.Остославский, С.Н.Шишкин, В.Ф.Юргенс и многие другие. Одну из самых высоких оценок деятельности Черемухина-педагога дал А.Н.Туполев, сказав: "В свое время ученики Черемухина составили значительную часть кадров авиационной промышленности страны".

    перейти к "ВОСПОМИНАНИЯ СОВРЕМЕННИКОВ" >>



    реклама:

    Участник TOP.SVAVIA.RU

    Фирменный интернет-магазин U.S.WINGS

    это интересно:



    AVIATION TOP 100 - www.avitop.com

    новости | информация | медиагалерея | classifieds | посетителям

    реклама:


      наверхнаверх
    Поиск по сайту:



    Проект: Сажин В.А. Дизайн: Ушаков М.А. Все права защищены. © 2000-2013   


    новости
  • сегодня
  • происшествия
  • пресс-релизы
  • архив новостей
  • рассылка новостей


  • информация
  • нормативные документы
  • производственные показатели
  • библиотека
  • справочник
  • архив fido7.ru.aviation


  • медиагалерея
  • фотогалереи
  • аудиоматериалы
  • видеоматериалы
  • трехмерные изображения


  • classifieds
  • органы регулирования ГА РФ
  • авиакомпании
  • аэропорты
  • КБ и НИИ
  • заводы, производство
  • сервис
  • учебные заведения
  • агентства
  • авиационные ресурсы
  • международные организации


  • посетителям
  • поиск на сервере
  • карта сервера
  • подписка на новости
  • контакты